«ЗАКОН ОМА» ДЛЯ НЕЗАВЕРШЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА

 

«ЗАКОН ОМА» ДЛЯ НЕЗАВЕРШЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА




«ЗАКОН ОМА» ДЛЯ НЕЗАВЕРШЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА

     

Каждый  руководитель производства знает, что объем незавершенного производства в виде штабелей деталей, лежащих между станками в ожидании обработки, необходимо снижать. В отличие от материалов на складе сырья к заготовкам  уже приложен труд, а значит их стоимость повысилась на величину  добавленной стоимости. Это приводит к замораживанию средств при низкой ликвидности этого актива – в отличие от материала и  готовой продукции, его не продашь. Кроме того, незавершенное производство ( англ. WIP – work in process) – это дополнительные затраты не площади, отопление, транспорт, персонал. Но прежде чем снижать WIP, необходимо его правильно оценивать. 

Совсем избавиться от WIP невозможно.  Но какой объем «незавершенки» обоснован, а какой явно лишний ?  Сколько места необходимо предусмотреть под буферные  зоны между станками и промежуточные склады ? Как влияет WIP  на производительность ?

Ответы позволяет получить теория массового обслуживания (теория очередей). Данное направление теории вероятностей начало развиваться в 20-е годы прошлого века с попытки  решить задачи  по улучшению работы телефонной станции в Копенгагене, связанные с загрузкой операторов и временем ожидания клиента. Обобщенные результаты теории можно распространить на любые ситуации, где есть объекты, ожидающие обслуживания в очередях – в том числе и на производственные потоки.

Автор закона Литтла

Соотношение, связывающее число клиентов, находящихся в системе    массового обслуживания, скорость их прибытия и время пребывания их в системе, появилось в литературе в 1954 году, но без строго доказательства. Читателям самим предлагалось найти ситуацию, когда формула не работает.

В 1961 году Джон Д. С. Литтл (John D. C. Little), профессор Массачусетского Технологического Института, в 1961 году   нашел математическое доказательство вышеназванного  соотношения, которое в результате получило название  закона Литтла:

 

 

L= λW ,

где      L   -   среднее число клиентов в системе,

λ   -   средняя скорость прибытия клиентов,

W    -   средняя продолжительность их нахождения в системе.

 

Данное соотношение универсально. Сидя в очереди  у врача, в банке или в госучреждении, можно быстро посчитать соответствует ли теории число кресел в зале ожидания. Например,  если новый посетитель приходит каждые  3 минуты,  а ждать в очереди приходится 15 минут, то в среднем в очереди окажется 5 человек.

При кажущейся интуитивной простоте формулы важно, что она не зависит от статистического распределения параметров процессов прибытия клиентов и ожидания, от последовательности обслуживания клиентов (в логистике способы LIFO и FIFO не влияют на результат). Закон действует и для единичного узла обслуживания и для сети. Возможно оценивать как систему в целом, так и отдельные ее фрагменты. Единственное условие – система должна находиться в равновесии, то есть — не в процессе разворачивания и завершения работы.

Если говорить о производстве, то  с помощью формулы может рассчитать количество деталей, находящихся процессе производства в рамках всего предприятия, отдельного цеха или между любыми двумя операциями. При этом параметры имеют следующие значения:

L -   число заготовок на интересующем нас участке (предприятии) (WIP) ,

λ  — интенсивность их поступления  на участок или производительность всего

предприятия в готовых изделиях, выпускаемых в единицу времени  (P),

W  - время нахождения на участке или общий  цикл производства (T),

WIP = PT .

      По структуре формула, линейно связывающая три параметра, напоминает знакомый  со школы закон Ома. Можно провести даже некоторые аналогии: время прохождения деталей через систему – сопротивление цепи, объем незавершенного производства (WIP) – напряжение ( потенциал), производительность ( интенсивность потока) – ток  в цепи. И точно также, как и с законом Ома –  формулу Литтла можно «выворачивать» разными способами, в зависимости от того, какие величины могут быть измерены, а какие требуется определить, какие могут быть приняты постоянными, а какими мы можем управлять.

Приведем несколько примеров:

1.   WIP = PT

Участок раскроя плит выдает в среднем 600 деталей в час.  Перед началом следующей операции (облицовывания кромок) каждая деталь ожидает в среднем 20 минут.  Тогда, число деталей между данными операциями составит WIP= PT = (600/60)*20=200.    Этот результат может быть использован, например, для расчета размера буферной зоны. Если принять, что на поддоне ( тележке) умещается 50 деталей, то необходимо иметь место для расположения четырех поддонов.

2.   T = WIP / P

Мы подсчитали, что на тележках перед окрасочной камерой, находятся в среднем 50 деталей. Известно, что каждые 2 минуты от шлифовального станка поступает еще одна деталь.  По формуле Литтла получается, что T=WIP/P = 50/2 = 25 минут – среднее время ожидания каждой детали перед покраской.

3.   P = WIP / T

Мы знаем, что на фабрике находится 200 паллет с деталями в среднем по 50 деталей на паллете. Цикл производства составляет 5 смен.  Можно подсчитать производительность P =WIP/T=(200*50)/5= 2000 деталей в смену.

Закон Литтла очень простой инструмент, но иногда простота может сыграть злую шутку. Чтобы результаты расчетов соответствовали истине  необходимо помнить следующие три вещи:  допущение, на котором базируется закон, понимать  какие именно исходные параметры можно подставлять в формулу и сверять результаты со здравым смыслом и другими методами.

Поясним каждый из этих пунктов в отдельности:

  1. Закон действует при условии, что система находится в стабильном, равновесном состоянии. Это означает, что если количество заказов  резко изменилось и объем  WIP быстро нарастает, то пользоваться законом пока ситуация не стабилизируется нельзя.   Подобные ситуации могут складываться во время запуска нового производства или начала работы после длительного перерыва.
  2. Все три параметра в системе -  это средние значения. Причем с оговоркой, что усреднение происходит за длительный период времени. То есть прежде, чем воспользоваться формулой, необходимо изучить производственную систему, определить как быстро меняются ( колеблются) параметры, понять за какой период можно усреднить их значения.
  3. Обычно закон Литтла на производстве используется для изучения влияния объема незавершенного производства ( WIP) на время цикла ( пропускную способность производственной цепочки). При этом производительность принимается постоянной. Однако, как было показано выше, можно решить и обратную задачу –  рассчитать производительность и сравнить в фактическими данными выпуска. Например,  Вы знаете, что некий участок выдает  в среднем 2000 деталей в смену и если закон Литтла, исходя из WIP  и длительности цикла, дает другой результат —  это повод искать причины расхождений, что может оказаться ключом к решению скрытых проблем. 

Главное, что дает закон Литтла для производственников  – это понимание  того, что длительность производственного цикла прямо пропорциональна количеству незавершенной продукции, находящейся в обработке.

При этом судить об избыточности WIP можно, только сопоставляя его объемы с производительностью.   Если в цехах между станками мы видим горы деталей, то можно с уверенностью сказать, что цикл производства слишком длинный. Но, если при этом  мы имеем очень высокую производительность при коротком цикле – такой запас WIP может оказаться обоснованным.  Не надо забывать, что в мебельной промышленности детали различных размеров и сложности идут часто одним потоком и поэтому производительность может постоянно колебаться. В этом случае заниженные объемы буферов между операциями с незавершенкой могут приводить к простоям в ожидании деталей.

Незавершенное производство

Одно из следствий закона Литтла – повысить скорость прохождения деталей по цепочке можно просто ограничив количество наряд-заказов, поступающих  на производство и, тем самым, понизив WIP. О том, как управлять WIP  при внедрении принципа  «вытягивания» — одного из постулатов бережливого производства – в следующем посте.

Ценность закона Литтла в его универсальности — это общий закон для любых систем. И для более глубокого на уровне подсознания понимания процессов очень полезно рассмотреть аналогии.

Например,  многое для понимания дает бытовой пример с ожиданием в очереди, например в банке. Операционист  ( станок) может обрабатывать каждого посетителя  за 3 минуты (производительность), но если в очереди скопилось 10 человек (заготовок), то общее время пребывания в банке ( производственный цикл) будет никак не меньше получаса.

А если после операциониста необходимо еще пройти в кассу ( следующая операция), производительность которой может отличаться от производительности операциониста, то мы получаем хорошую модель небольшой производственной цепочки. Подробнее о некоторых аналогиях, связанных с законом Литтла — в одном из следующих постов.

 


Материалы взяты с сайта http://holz-expert.com

МЕБЕЛЬНАЯ ОТРАСЛЬ РОССИИ — НА КОГО РАВНЯТЬСЯ ?

03.07.2016

Мы продолжаем тему сравнение мебельной отрасли России и других стран.  В предыдущей статье мы рассмотрели основные показатели мирового производства. Здесь же мы хотели бы привести показатели отечественной промышленности  и сравнить их с тем, что достигнуто лидерами.

 

Страны-лидеры  имеют разные цели: для одних –  важно удовлетворить собственных потребителей,    для других -  мебель это  один из основных внешних источников дохода. В зависимости от этих целей различается доля мебельщиков  от общего числа населения.  Любопытно, что в Польше и  Китае это соотношение практически совпадает –  на каждые  270 жителей приходится один мебельщик.  В Италии доля мебельщиков меньше, но все же высока – примерно 1:500.   В США и Германии популярность профессии  на уровне  1:800.

В настоящее время доля мебельщиков в России, исходя из официальных данных ( около 150 тыс. сотрудников), составляет около 1:970, но с учетом нигде не учтенных гастарбайтеров  гораздо выше – вероятно около 1: 600 – 1:700.  Но в любом случае – не так, как в Польше и Китае. По этому показателю мы ближе к странам, нацеленным на внутренний спрос со значительной долей импорта ( Германии и США).

доля мебельщиков в населении различных стран HOLZEX

В обозримом будущем мы  не сможем обеспечить такой внутренний спрос как в США и наши ресурсы уже давно не так дешевы, как в Китае. Уровень технологического оснащения и организации производства не являются в этих странах образцовыми. Обе эти страны берут в основном объемами, а не интенсивностью.

Мы не можем рассчитывать на внешние вливания финансов, как Польша или Китай. Мы не станем центром мирового мебельного дизайна, как Италия. В любом случае, мы не ставим целью превратиться в экспортно-ориентированную отрасль. Мебель никогда не была и не станет главным российским товаром. Большим достижением было бы обеспечить свой внутренний спрос и снизить зависимость от импорта.

Если выбирать на кого из лидеров равняться, то наш выбор — Германия. Здесь успех построен на балансе технологичности и современной организации производства и разумном сочетании малых предприятий и индустриальных гигантов. Страна много импортирует, но импорт компенсируется экспортом. То есть теоретически  свое производство могло бы полностью закрыть внутренние потребности.

Мы не утописты, чтобы  предложить догнать и перегнать кого бы то ни было, тем более Германию. Но сделать некоторые выводы из сравнения именно с этой страной было бы полезно. Поэтому, рассматривая наши показатели, будем в первую очередь сравнивать их именно с  немецкими. 

А что же у нас ?

Сколько мебели производят в России ? Сколько импортируют ? Сколько продают ? Какое количество фабрик занято в отрасли  и сколько мебельщиков всего в России ?  На каждый из этих  вопросов   точного ответа дать не может никто. Сейчас, конечно, не 90-е годы, но мебельный рынок до сих пор еще не на 100 % прозрачен. Поэтому официальная статистика не учитывает производство не только «гаражников», но и теневые обороты «респектабельных» мебельных брендов. Таможня также не  контролирует полностью импорт ни по количеству, ни по реальным ценам.  Эксперты считают, что реальные цифры и по производству, и по продажам, и по импорту, скорее всего, в 1,5-2 раза выше официальных.

Есть еще проблема  -  в данный момент сопоставлять наш рынок с европейским и мировым крайне затруднительно из-за запредельных и не вполне объективно обоснованных скачков курса рубля.  Тем не менее, попробуем оценить место нашей отрасли на мировом рынке хотя бы на качественном уровне.

Ссылаясь на Росстат Ассоциация предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России сообщает, что в период с 2013 по  2015 год объем выпуска мебели в РФ изменился в диапазоне 124 856,6 -  137 292,9 млн. рублей.  Учитывая упомянутую выше достоверность статистики, умиляют числа  с разрядами после запятой. За редким исключением мебельщики подтвердят, что за эти годы роста производства в натуральном выражении  не наблюдалось, поэтому такие изменения можно объяснить лишь повышением цен на продукцию, связанным с обвалом курса рубля.

Реальные объемы производства в те же годы эксперты,   на мнение которых, опирается, например, журнал «Мебельный бизнес», оценивают в 189 млрд.  рублей.  Думаем, мы не сильно погрешим против истины, если округлим эти цифры в большую сторону  до 200 млрд. рублей   и   пересчитаем в евро по докризисному курсу евро на 40 рублей/евро.  Получим «красивую цифру» 5 млрд. евро. Если она несколько завышена – будем считать это форой  для наших мебельщиков.   Не будем корректировать ее для 2015 /16 годов –  с учетом сильного влияния подорожавших комплектующих и общей инфляции скорее всего через несколько лет эта цифра будет снова отражать реальности даже с учетом новых уровней курса рубля. Еще раз повторим – в условиях отсутствия точных данных нас интересует больше не количественная, а качественная оценка на длительном интервале времени.

Исходя из нашей сверхпозитивной оценки на долю  России пока приходится менее 1/80 мирового,  около 1/18 – европейского, менее ¼ немецкого и около 3/5 польского объема производства. Международные эксперты ставят Россию на   15 место в мире.  Нельзя не отметить, что российская мебельная отрасль развивалась до последнего времени очень интенсивно. Радикально изменилось техническое оснащение, постепенно начал накапливаться производственный опыт, расти квалификация персонала. Нескольким  российским мебельным фабрикам даже удалось  войти в ТОП 200 ведущих производителей  мира.

Рисунок, сопоставляющий объемы выпуска мебели в денежном выражении с численностью населения различных стран, наглядно показывает насколько Россия  выбивается из общей картины. Китай или Польша больше нацелены на экспорт, другие страны  обеспечивают только внутренний рынок, третьим — необходим импорт, но все же  размеры отрасли коррелируют с численностью населения. Для 146 млн. жителей  российская мебельная отрасль должна бы быть в разы мощнее.

Выпуск мебели по странам мира

Количество мебельных предприятий в России  разными источниками оценивается в 4-6 тыс. и из них около 500 крупных. У нас, как и во всем мире,  большое количество мелких производств, но при этом, по нашему опыту,  много и больших фабрик (более 200 человек),  возможно даже больше, чем у немцев. Таким образом, у нас сформировалось два полюса: «индустрия» и «гаражники». Нам явно не хватает крепких середняков с числом сотрудников около 100 человек.

Важной особенностью наших мелких предприятий является то, что они в отличие от европейских позиционируют себя как полноценные фабрики полного цикла. Они  стремятся захватить все сферы деятельности: и дизайн, и проектирование, и изготовление корпусов, фасады, декора, столешниц. В Германии, например, весь сервис выполняют сторонние фирмы  — у нас же и сборку, и доставку, и другой сервис пытаются  выполнять самостоятельно.

К чему это приводит ?  К размыванию ресурсов. Многие предприятия оснащены примитивными станками, они не могут себе позволить нанять квалифицированных специалистов,  они арендуют неподходящие для производства помещения, они применяют самые дешевые комплектующие,  они  экономят  на всем. Но тем не менее они не готовы делить клиентов, кооперируясь в другими фирмами. Сотрудничество   ради общей выгоды – это пока не наш стиль работы.

В Европе и особенно в Германии существует очень развитая кооперация, никто не старается тянуть одеяло на себя, в результате мелкие узкоспециализированные фирмы занимаются каждая своим делом и сообща обрабатывают конечного потребителя. Кто-то  делает отличные проекты и  нанимает лучших дизайнеров; кто-то выпускает отличные фасады из массива и владеет ноу-хау по обработке древесины,  кто-то умеет хорошо красить и полировать, кто-то специализируется на стекле, кто-то на камне и т.д.

Важно, что при таком подходе число  участников рынка больше, чем  общее число заказов, но  работы хватает всем.  Ведь принять участие в выполнении, например, 1/5 части от 1000 заказов  получается эффективнее, чем выполнить только 1/5 часть  заказов (т.е. — 200 заказов), но целиком.

Важен не объем   — важна эффективность

Одним из показателей эффективности является выработка продукции в ценовом выражении на одного сотрудника в год. Официально в России по данным за 2013 год этот показатель  составлял порядка 800 тыс. рублей. В некоторых регионах официальная производительность выше до 1- 2 млн. рублей на человека. Лидируют  Пензенская, Новгородская область, Владимирская, Саратовская области. Эти цифры также явно занижены. Наши опросы показывают, что в основном нетто выручка ( без НДС) на человека выше официальной — около 1,5 – 3,0 млн. рублей.   И только некоторые самые передовые фабрики в России добиваются показателей в 2-2,5 раза больше.

Для сравнения — средняя выработка в мебельной отрасли на человека в Германии – около 180 тыс. евро в год.  И это не на высокоавтоматизированных фабриках, где этот показатель может превышать и 300 тыс. евро. При этом — чем больше фабрика, тем выше выработка на работника.   Мелкие фабрики ( до 50 работников) – генерируют до 110 тыс. евро.  У нас же часто большие фабрики имеют эффективность ниже, чем средние и малые.

bag_of_money 800

Во времена, когда курс рубля долгое время был около 40 рублей,  российский мебельщик производил за год всего около 37 — 75  тыс. евро. Ну а по сегодняшнему курсу получаются уж совсем «неприличные»  20 – 40 тыс. евро.

Продуктивность можно сравнить и по-другому. Если посмотреть на валовый оборот мебели  в  Германии с учетом мелких производителей в 19 млрд. евро против даже суперпозитивной оценки для России в 5 млрд. евро – то получается, что  немцы производят почти в 4 раза больше силами как минимум в 1,5 раза меньшего числа людей.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…



Обновлен 28 мар 2017. Создан 20 дек 2016



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником